вторник, 3 ноября 2009 г.

Уха моего дяди.

Меня зовут Геннадий. Хотя и не Хазанов, но как и его герой, я учусь в кулинарном техникуме. Ничто не могло бы, так омрачить теплые июньские деньки, как сессия и курсовая работа в виде допуска к ней. Не побоюсь признаться, что в течение всего семестра я откладывал и откладывал написание этой курсовой, пока, скажем так, петух не сделал своё дело по отношению к моей задней части. Уже окончательно собравшись смухлевать в вопросе написания курсовой-допуска, произошло нечто, чего я предвидеть никак не мог. Приехал из поселка Сибирский, что в Алтайском крае, мой дядя – страшный любитель походов, пикников, заядлый рыбак и охотник. Я с самого детства обожал его приезды, так как они всегда сопровождались тысячами захватывающих рассказов, уймой анекдотов, всяких шуток-прибауток и прочим.

Я В нашем городе есть одна официально незарегистрированная организация под названием “Клуб пехотинцев”. Это такая группа людей, которые не любят сидеть на месте, а предпочитают много ходить, например, в походы, открывать новые места, любоваться природой, за одно всячески бороться за сохранность окружающей среды. Я имею честь называться предводителем пехотинцев. В нашем клубе примерно 25 человек и эта цифра периодически растет. Очень часто мы практикуем вылазки на берега водоемов нашего города, в парки и скверы и убираем мусор, так бездумно брошенный всякими там… не буду сквернословить. Но это работа, а отдых всегда проходит у нас незабываемо: с палатками, с костриком, с картошечкой, шашлычком и ухой, рыбной ловлей, с песнями под гитару, анекдотами и рассказами-страшилками наночь.

Прознав о нашей организации, мой дядя заторопился собирать походный рюкзак: “Обзванивай пехотинцев, завтра идем в ночное”. “Ночным” дядя называл походы с ночевкой. Я покорно исполнил его просьбу и обзвонил всех, кого мог. Позабыв о мучительных мыслях о курсовой, в душе назревал праздник.

За рекой, что протекает на окраине города, открывался безумно красивый пейзаж: на изумрудно зеленых холмах самых причудливых форм то там, то здесь паслись коровы, цвел желтым золотом ракитник, в прибрежных камышах, затаившись, сидели рыбаки-одиночки, трое близнецов тополей, очень высоких и очень старых, стояли в ложбинке у края воды, ивы, росшие вдоль берега, купали свои ветки в зеркале реки. Именно этим пейзажем прельщенные, мы отправились к ближайшему мосту, дабы перебраться на тот берег. С обходом через мост путь составлял километров 12. Напрямую, если воспользоваться лодкой – 700 метров. Но разве 12 километров это расстояние для бешеной собаки? Тем более девизом нашего клуба является слоган: “Мы не ищем легких путей”. Вот мы и не искали.

На следующий день, вооружившись всем необходимым, часам к 11 утра, добравшись до места паломничества, мы разложили лагерь. В команде оказалось 10 человек вместе с моим дядей и мною. Каждому нашлось дело. Распределение труда – залог успеха – доказано веками. Потому каждый взялся за свое дело: кто дрова добывал, кто палатки ставил, кто кострик налаживал. Мы же с дядей, схватив удочки, решились обеспечить команду рыбой, а в дальнейшем ухой.

Клёв был классный: то ли рыба изголодалась, то ли мы встали на кем-то прикормленное место, но уже через часок в ведре извивались пяток карасей, два окунька и несчитаная кучка бубырей. Вернувшись в лагерь, женский состав был наказан чисткой овощей к ухе, дядя же мой отвел меня в сторонку и, любуясь нашим уловом, спросил: “Какая тема по курсовой то?” “Да любая”, – ответил я, “т.е. любое блюдо надо представить в новом свете, соригинальничать с рецептом и приготовить его в техникуме”. “Фонтан”, – ответил дядя. Это слово на его языке означало “очень хорошо”. “Тогда приступим”. Я изумился: “Мы что курсак будем писать? Я уже собирался заказать курсовую кому-то со старшего курса…” “Мы будем готовить уху”, – спокойно ответил дядя и достал из рюкзака свой перочинный ножик.

“Секрет добротной ухи”, – сказал он, вынимая карасика из ведра, - “начинается с правильной чистки рыбы. Когда ты чистишь и моешь рыбу дома, то хлорированная вода в кране смывает весь жирок из рыбы, потому лучше всего мыть её в речной воде и совсем чуть-чуть, без фанатизма. Обмой кровь и грязь и достаточно”. Перечистив всю рыбку, мы наполнили котелок водой и взяли у девчонок почищенную картошку. “Чтобы уха была погуще, картошку в котелок надо класть в два этапа: сначала одну половину, которой суждено разварится, а после – вторую”. “Вареный лук – вещь не больно то вкусная, а кому и противная”, – продолжал он, - “потому в котелок мы положим головки лука целиком, чтобы потом легко было их оттуда достать. Морковь порежем большими кружочками – в миске уха должна смотреть красиво и аппетитно. Зелень – никуда без неё. Петрушка и укроп – неотъемлемые участники ухаварения, но если есть руккола, эстрагон, листочки молодой мяты – фонтан!” К тому времени первая часть картошки сварилась и дядя всю её помял до пюреобразного состояния и лишь потом положил оставшуюся часть картошки вариться. “Если у тебя есть сладкий перец”, – продолжал он, - “потуши его на сковороде с подсолнечным маслом, а после протри через металлическое сито прямо в уху – неповторимый вкус!” Дядя положил уха в котелок голову и хвосты почищенной рыбы. Проварив всё это минут 10, он добавил специи и положил оставшиеся куски рыбы и лавровый лист. Еще через 10 минут в котелок булькнули лаврушка и зелень. Вареный лук был извлечен – уха снята с огня. “Есть особые любители”, – сказал дядя, - “которые для крепости этого блюда, добавляют водку, пока уха горячая, я же предпочитаю вермут”, – при этих словах он извлек из рюкзака бутылочку мартини. “Большое количество различных трав, цветов, семян и фруктов, используемые для ароматизации этого напитка, окажут лишь положительное действие”, – закончил он, вливая часть содержимого в котелок. К этому времени все участники нашего похода собрались вокруг котла, нервно теребя эмалированные мисочки в руках, ждали команды “обед”. Мы не спали до полуночи. Раскрыв рты слушали дядины байки, смеялись над его приключениями на кабаньей охоте и расхваливали уху.

Спустя несколько дней я получал допуск к сессии – сдавал курсовую и готовил дядину уху в техникумовской столовой. Все мои одногруппники что-то варили, жарили, шкварили, торопились и поглядывали на часы. К назначенному времени на сдвинутых столах выстроились ряд кастрюль, сковородок, противней и тарелок. Алиса Сергевна, наш препод–экзекутор, т.е. экзаменатор,  важно прохаживалась между всеми этими шедеврами, принюхиваясь, приглядываясь, иногда морща свой длинный и острый, как у Шапокляк, носик. Остановившись возле кастрюли с моим варевом, она приподняла крышку и понюхала: глазки её забегали, она быстро вышла из столовой. Через пару минут вернулась с директором. Тот со словами: “Чё тут думать” обхватил двумя полотенцами ручки моей кастрюли и куда-то поволок её вон. Как узнал я впоследствии в тот день в учительской свет горел допоздна, а на следующий день все мои одногруппники, включая меня, получили пятерки по курсовым. А я заодно еще по нескольким экзаменам, которые почему-то к кулинарии никакого отношения не имели.

Вот такая у моего дяди уха!

винни

Стоит ли задуматься человеку, купившему новое авто, скажем Ауди, о том где брать запчасти Ауди? Конечно же, стоит! Если машина новая – это не значит, что ей не нужен текущий ремонт или какое-то усовершенствование. Каждый мало-мальски грамотный автомобилист, прежде чем покупать автомобиль, прикинет о наличии сервисного центра этой марки у себя в городе, приличного магазина и, конечно же, стоимости запчастей на свою будущую отраду глаз.